Рус Кырг Eng

В Жогорку Кенеше нет ничего более постоянного, чем временное…

В Жогорку Кенеше нет ничего более постоянного, чем временное…

Наряду с постоянными органами Жогорку Кенеша – комитетами, парламент вправе создавать и временные органы  — депутатские комиссии. Статус депутатских комиссий достаточно высок, такой же, как и у комитетов. Комиссии, также как и комитеты, вправе  запрашивать любую информацию, за исключением документов, содержащих государственную тайну, заслушивать или опрашивать должностных лиц, принимать решения, составлять заключения по итогам работы комиссии.

Регламентом Жогорку Кенеша и Положением «О временной депутатской комиссии» установлены ограничения и требования по созданию и работе комиссии. Так, статья 33 Регламента предусматривает минимальный количественный состав комиссии — 5 депутатов и пропорциональное представительство всех фракций. Требование по минимальному составу обусловлено правом фракции «отказаться от направления своего представителя в состав  какой-либо комиссии». В таких случаях комиссия может создаваться без этой фракции. Изучив ежегодные отчеты Торага Жогорку Кенеша за последние 2 года можно сказать, что все комиссии создавались с соблюдением вышеуказанных требований.

Из созданных за последний созыв комиссий особого общественного  внимания добилась депутатская комиссия по ТЭЦ, «отголоски» деятельности которой не утихают по сей день.

31-января 2018 года Жогорку Кенеш создал временную комиссию по изучению причин аварии на Бишкекской ТЭЦ 26 января 2018 года и расследованию рационального использования кредита в размере 386 миллионов долларов США, полученного для реабилитации Бишкекского ТЭЦ в 2014 году и обязал ее до 1 марта информировать парламент об итогах своей работы. В феврале работа комиссии была продлена еще на месяц, т.е. до 1-апреля. Однако, итоги работы комиссии были заслушаны лишь 17-мая 2018 года с опозданием в полтора месяца. Данную комиссию отличали от других завидная «активность» и частота выездов на объект изучения, открытость деятельности, масштаб. Естественно, что этому способствовали и общественный резонанс исследуемого вопроса. Эти факторы возможно повлияли и на последующий контроль за данным вопросом. Так, спустя полгода парламент заслушал на палате информацию об исполнении поручений данных  Правительству, Генеральной прокуратуре, Счетной палате и ГКНБ, т.е. провел своего рода «feedback», продолжая «держать свою руку на пульсе событий». Ведь по итогам работы комиссии Генеральной прокуратуре было поручено дать правовую оценку действиям должностных лиц, Счетной палате – провести аудит расходования кредитных средств, Правительству – принять в отношении подрядчика (китайской компании «ТВЕА») меры по взысканию штрафных санкций за несвоевременное исполнение пунктов соглашения, ГКНБ – изучить имеющиеся факты по крупным инвестиционным проектам. По сути, парламент нажал на «спусковой механизм», повлекший не только череду громких арестов  высокопоставленных должностных лиц страны, но и проявивший (оголивший) коррупционные схемы при проведении тендеров и закупки материально-технических ценностей.

Если расследованию по вопросу модернизации ТЭЦ придавалось большое значение из-за неэффективного использования кредитных средств, то комиссия, созданная после крушения самолета в ДачаСУ носила «политический» характер.  19-января 2017 года парламент спешно создает «по горячим следам» временную комиссию, по определению принадлежности грузов, перевозимых на борту самолета, потерпевшего крушение 16 января 2017 года, которую возглавил лидер фракции «Кыргызстан» Баатырбеков А. Основанием для ее создания послужило заявление О. Текебаева о том, что груз, находившийся на борту самолета принадлежал Атамбаеву А.

В результате крушения самолета погибли 39 жителей дачного поселка, была создана правительственная комиссия по ликвидации последствий аварии, а парламент интересовался вопросом принадлежности груза на борту самолета. Почему парламент не создал комиссию по расследованию причин крушения самолета и ликвидации последствий, чтобы по крайней мере контролировать работу Правительства по этому вопросу. Нет. Вопрос принадлежности груза оказался куда более волнительным для парламента, чем вопросы выдачи компенсаций пострадавшим и обеспечения их жильем. Данное событие выявило несколько острых проблем, сосредоточивших внимание  экспертов и горожан: расположение жилых домов вокруг аэропорта в радиусе 3 километров не допускается, следовательно необходимо решать вопрос переселения людей; почему дачные поселки, ранее используемые только в одном сезоне, стали превращаться в жилые массивы, где люди не могут прописаться из-за отсутствия документов; как решить эти проблемы без ущерба интересам людей, но и с соблюдением требований закона?

Казалось бы парламент должен отвечать чаяниям народа, не думаю, чтобы народ волновал вопрос принадлежности груза. Пока парламент вел политические баталии на эту тему, народ собирал деньги, обеспечивал зимовку и оказывал иную посильную помощь пострадавшим.

А депутатская комиссия так и не выполнила свое предназначение до сих пор, т.к. не ответила на вопрос: принадлежал ли груз Атамбаеву или нет? Есть только подтвержденный факт, что грузополучателем являлись зарубежные страны.[1]

Рассмотрим процедурные моменты работы указанной комиссии.  Работа комиссии должна была завершиться 20-февраля, однако 2-го марта парламент принимает решение продлить работу комиссии до 20-го марта. Вместе с тем заключение комиссии было направлено руководству лишь в июне[2], т.е. с опозданием в 3 месяца и по настоящее время не рассмотрено Жогорку Кенешем[3]. Причинами откладывания вопроса, по мнению некоторых народных представителей, было нежелание создавать шум вокруг главы государства того времени, которому якобы принадлежал груз. В отрицание этого довода Атамбаевым неоднократно приводились публичные опровержения. Однако, уже 2 года как в стране другой Президент, а «воз и ныне там» т.е. заключение комиссии никак не заслушивается на заседании Жогорку Кенеша.

Другой момент, законны ли были действия парламента по продлению срока ее работы по прошествии 11 дней со дня окончания первоначального срока? Если Регламент парламента предусматривает 3 месячный срок работы комиссии, то почему при их создании Жогорку Кенеш отводит всего лишь месячный срок за который они успевают, в лучшем случае, избрать своего председателя и направить запросы. Каким «здравым умом» руководствуется парламент при создании комиссий?

Можно ли считать заключение комиссии, направленное с опозданием, легитимным? Ведь работа комиссии по сути завершилась 20-марта, следовательно, она не имела права совершать каких-либо действий после наступления указанного срока. Все действия комиссии и его руководителя должны были производиться до указанного «окончательного» срока. Но нет, парламент усугубляет ситуацию тем, что по настоящее время не рассмотрел итоги работы этой комиссии. Зачем тогда создавалась эта комиссия, если ее итоги никого не интересовали?

Так же обстоят дела и с итогами работы депутатской комиссии по изучению работы аэропортов и авиакомпаний Кыргызской Республики, созданной парламентом 18-января 2017 года.  Первоначальный срок завершения работы комиссии наступил 1-го марта. Однако 2-марта парламент продлил работу комиссии до 1-апреля 2017 года. Итоги комиссия подвела лишь спустя целый год 5-апреля 2018-года без какого-либо продления своей работы через палату. Легитимно ли заключение комиссии, подведенное спустя год после завершения ее работы? Как в этом случае поступит парламент? Также интересен тот факт, что данную комиссию возглавил депутат Матраимов И. и если учесть, что во всех аэропортах имеются таможенные терминалы, то закрадывается вопрос о наличии конфликта интересов у председателя комиссии.

Совсем «абсурдная» ситуация сложилась вокруг временной комиссии по проверке эффективного и целевого использования кредитных средств, направленных на реализацию проектов «Строительство линии электропередачи 500 кВ «Датка-Кемин» и подстанции 500 кВ «Кемин» и «Модернизация линий электропередач на юге Кыргызстана». Комиссия была создана 6-декабря 2018 года сроком работы до 1-марта 2019-года. Однако к указанному сроку комиссия не то, чтобы не смогла завершить работу, она даже не избрала своего председателя. Означает ли это, что вопрос создания комиссии был пролоббирован определенными лицами, а сами члены комиссии совсем не заинтересованы в исследовании данного вопроса? Большее возмущение вызывает тот факт, что 26 июня т.е. по прошествии около 4-месяцев как «комиссия завершила свое существование» парламент «реанимировал» его приняв поправки в свой акт и теперь новый срок завершения работы указанной комиссии составляет «31 октября». Остается  только наблюдать на какие ухищрения пойдет парламент ради этой комиссии?

Время работы комиссии четко обозначено в постановлении и должно продлеваться до окончания первоначального срока. Продление же срока по истечении первоначального, должно считаться незаконным т.к. срок работы завершился, и комиссия не вправе больше совершать каких-либо действий: проводить заседания, направлять запросы и т.д. Следовательно, необходимо заблаговременно позаботиться о продлении, с учетом внутренних бюрократических процедур, до наступления первичного срока.  Иначе получается как будто комиссия «реанимируется после наступления клинической смерти». Скорее такая картина будет соблюдаться, пока кто-нибудь не осмелится оспорить в судебном порядке законность таких «продлений» или заслушиваний итогов с опозданием.

Последняя «свежая» комиссия, созданная по профсоюзным объединениям также вызывает много вопросов. Инициатором данного вопроса выступил депутат К. Рыспаев, весьма далекий от профсоюзов человек, но депутат фракции СДПК и соратник депутата Г. Молдобековой – супруг которой и возглавляет Федерацию профсоюзов. Вопрос создания комиссии возник на волне полемики вокруг нового законопроекта «О профсоюзных объединениях», по которому ведущим комитетом является как раз комитет возглавляемый Г. Молдобековой. Даже коллеги указанного депутата несколько раз открыто говорили о наличии конфликта интересов и заинтересованности главы комитета в лоббировании указанного законопроекта. Тем более, что ситуация вокруг профсоюзных объединений уже изучается со стороны межведомственной правительственной комиссии. Зачем парламенту надо было создавать в противовес существующей межведомственной комиссии свою собственную? Не легче ли было направить в эту комиссию в качестве членов – депутатов парламента?

Наличие комиссий создаваемых по личной заинтересованности некоторых лобби-групп перечеркивает достойную работу таких  комиссий, выявивших коррупционные схемы и нарушения при модернизации ТЭЦ, в деятельности Государственной дирекции по восстановлению городов Ош, Джалал-Абад и др.

Когда мы перестанем следовать своим собственным интересам, а будем следовать своим патриотическим чувствам, руководствоваться страновыми интересами, только тогда парламентаризм примет «правильный окрас».

[1]https://kaktus.media/doc/376389_v_jk_rasskazali_komy_prinadlejal_gryz_samoleta_razbivshegosia_nad_dacha_sy.html.

[2]https://kaktus.media/doc/359635_v_jk_zavershila_raboty_komissiia_po_gryzy_v_ypavshem_pod_bishkekom_boinge.html

[3] Отчет о деятельности Жогорку Кенеша за сессионный период (1сентября 2018-1июня2019)